86:81 – тяжеловато против «Црвены Звезды».

– Как вы считаете, сколько технических вы сегодня должны были получить?

Димитриса Итудиса за десять минут до этого яростно обкладывали изощренными сербскими ругательствами седовласые любители спорта, так что он воспринял вопрос как вполне дежурный.

– Полагаю, один я заслужил. Это факт. Но это вопрос не ко мне, а к судьям.

Греческий тренер ЦСКА по энергичности и эмоциям входит в символическую пятерку клуба, где-то между Хэккетом и Сент-Росом: в Белграде он привычно выложился в защите, излил в воздух всю боль знакомства с Майком Джеймсом и находил столько же несообразностей в работе судей, сколько и 15 тысяч зрителей.

Для победы в Белграде ЦСКА потребовались сверхусилия. Даже сербы в шоке

Послематчевая пресс-конференция вскрыла главную проблему этого матча: сербские журналисты все старались понять, почему же Ц-С-К-А так долго возился и их скромной «Звездой» (у которой не было двух ключевых людей), выиграл совсем чуть-чуть да еще и затратил столь явные сверхусилия. Димитрис Итудис, конечно, только рад еще раз повторить мантры о новой команде, о Уилле Клайберне, о том, что в Евролиге не бывает просто, но кажется, что и сербские болельщики пребывали в таком же неведении относительно текущих забот гостей. Они словно пришли на грядущее заклание любимой команды и никак не могли поверить, что разница между соперниками не так велика, чтобы уж так вальяжно подходить к процессу боления.

Даже до игры было веселее: трибуны хотя бы показали знание десятка песен бесконечного обожания красно-белого клуба. Во время матча же было ощущение, что им наскучило все, кроме ЧП: лишь собирающий фолы Оджо, мысль о том, что Димитрис Итудис понимает их язык, и короткий отрезок, когда «Црвена Звезда» приблизилась на два очка в четвертой четверти, пронзали эту обитель сна, лености и американских бутылок без наклеек с названиями. Вот так вот незнание матчасти влияет на опыт созерцания.

***

Ввиду того, что как такового давления арены не было, на первый план вышел вечный сюжет – борьба ЦСКА с самим собой. В его не менее вечном подсюжете – борьба Майка Джеймса с внутренней иррациональностью, ненавязчивым комплексом Наполеона и нехваткой роста.

А теперь еще и с календарем.

– Почему Майк провел столь разные половины?

– Об этом можно часами говорить. Мы привыкли к ритму: игра, тренировка, игра, тренировка. И тут у нас Матч всех звезд, перерыв, мы нагрузили игроков дополнительными тренировками: четыре подряд, некоторые занимались в тренажерном зале. Мы хотели немного больше поработать, потому что к нам вернулся Янис, Коста Куфос поработал лучше…

В первой – Джеймс не мог понять, что происходит на паркете: отказывался от своих бросков, а когда после долгих колебаний все же выкидывал мяч, то промахивался. Промахивался даже с линии штрафных – 3 из 6. Его пассивная агрессивность в гораздо большей степени предопределила низкую результативность первой половины, нежели даже 1 из 10 из-за дуги от всей команды.

Во второй – Джеймс приспособился играть и без попаданий в кольцо. Его эффективность с игры вроде бы пугала: 3 из 8 двухочковых, 3 из 11 трехочковых, 3 передачи при 3 потерях. Но именно на этом пламенном моторе ЦСКА вырвался вперед. Джеймс включил совершенно иные скорости, влетал в трехсекундную и оттуда творил великие дела – каким-то образом выбил из судей 18 штрафных в Белграде и при этом подпитывал армейскую атаку. После перерыва у ЦСКА 6 из 18 из-за дуги, все равно хуже нормы – и многие из них пришли после «хоккейных передач» от Джеймса.

Для победы в Белграде ЦСКА потребовались сверхусилия. Даже сербы в шоке

Быть лучшим, когда не получается вообще ничего – это хороший навык. Возможно, выглядит, словно гвозди забивают микроскопом. Но забивают. 

«Я продолжал бросать и просто надеялся, что мне повезет», – лучшего девиза для игры Джеймса не придумать.

*** 

Терзания Джеймса оттеняло главное: прежде чем переиграть «Звезду», ЦСКА ее переборол.

Самый странный момент: Итудис выпустил в старте Яниса Стрелниекса, тот отбегал 8 минут, выбросил 1 из 2, пытался организовывать нападение на фоне оставшегося на Матче звезд Джеймса и больше не выходил.

«Это мое решение, – пояснил тренер. – Мне показались такие сочетания более удачными, думаю, что Дэррен дал нам больше сегодня. Это очевидно, у нас была хорошая ротация. Но так Янис в порядке».

Хиллиард все так же не похож на лучшего снайпера в команде (1 из 3 трехочковых). Зато кое-как – или «очень добротно», по версии Итудиса – справился с функциями вспомогательного разыгрывающего в резервной пятерке: агрессивно играл с мячом, зарабатывал фолы, забивал в «краске» с жестким сопротивлением.

Ушел он с площадки, впрочем, привычно: еле коснулся «большого» «Звезды» под щитом ЦСКА, после чего получил фол и привычный забег-нагоняй от тренера.

«Когда я критикую игроков, это означает, что я на их стороне: хочу, чтобы они становились лучше. Когда он так сфолил, я ему сказал: ну если ты фолишь, получи хотя бы удовольствие от этого. Не надо вот так делать, сфоли как следует. Он сказал, что я прав. Да тут дело не в том, что я прав: хочу мотивировать его на хорошую игру в следующем эпизоде. Он провел хорошую игру, но нужно не забывать, что это его второй сезон в Евролиге.

Дэррен – не грустный, он просто слишком много думает. Он слишком много переживает, чересчур винит себя. Иногда я стараюсь его больше поддерживать».

Для победы в Белграде ЦСКА потребовались сверхусилия. Даже сербы в шоке

Так вот пока Хиллиард все еще учился получать удовольствие от фолов, ЦСКА вышел из малосодержательного клинча со «Звездой» при помощи трио Курбанов-Хэккет-Хайнс. Они решили не дожидаться, пока Джеймс поймает ритм, и просто переключили рубильник с надписью «самоотдача» на максимальные значения.

Курбанов выдал несколько гениальных спасений – выхватывал мячи, улетавшие в аут, вырывал подборы в падении.

Хэккетт до такой степени наслаждался смачными (хотя и грамотными) фолами, что даже разбудил вялые трибуны.

Хайнс создал разницу в 10 дополнительных отскоков между соперниками. И в конечном счете убрал с площадки и Штимаца, и Оджо.

Понятно, что ЦСКА играл на негативном фоне последних поражений и должен был показать характер даже против «Звезды». Но местных именно такая несообразность – миллионеры, выкладывающиеся больше их усталой и ослабленной команды – поразила больше всего.

***

Вместо яркого баскетбола, основанного на талантах звезд, ЦСКА привез в Белград неочевидные преимущества: гиперзаряженность, мечущегося на грани технического тренера и снимающую с Майка Джеймса давление защиту.

После большого перерыва Димитрис Итудис изменил принципы обороны против маленьких «Звезды»: Пантера и Брауна, на которых построена вся организация команды. ЦСКА тут же получил небольшое преимущество: сербы стали допускать много потерь, пропускать быстрые прорывы, все больше суетиться.

«В этом моя философия: мы не можем использовать одну защиту, нам нужен план «А», план «Б», план «В». Даже если план «А» работает, мы можем посмотреть, что нам дают другие варианты. Сегодня мы увидели это против Брауна и Пантера, у этих игроков есть качество, чтобы реализовывать ситуации один на один, но мы вынуждали их терять мяч. Для такой встречи преимущество в 9-10 очков, это много».

Титаническим нажимом ЦСКА сломал игру, так как сделал ее более комфортной для себя.

Для победы в Белграде ЦСКА потребовались сверхусилия. Даже сербы в шоке

Едва «Звезду» прижали, как она тут же перешла на маленькую пятерку, отправив Давидоваца на место четвертого номера, и постаралась растянуть защиту.

Проблема в том, что армейцы как раз к такому готовились: «смоллболл» – второе имя Димитриса Итудиса, и при маленьких сочетаниях класс его команды впервые за матч стал, наконец, показательным.

«Нужно просто читать защиту: они постоянно разменивались, так что нам было нужно играть один в один и из изоляций создавать все остальное».

Конец матча запомнился уже даже не погоней «Звезды». У некоторых болельщиков еще оставались остатки ярости, и они выплеснули ее на Димитриса Итудиса, единственного в ЦСКА, кто постигает все физиологическую хитроумность их посылов.

Если ЦСКА удивил неподобающей для фаворита черновой работой, то сербы – эмоциональной непоследовательностью. Трибуны то зажигались лютой ненавистью и на мгновение раскалялись, то мгновенно затихали и уходили в полнейшую апатию и усталость.

Плотный мужчина с почти бордовым лицом практически навис над скамейкой армейцев и требовал аудиенции с их главным тренером – и тут же приседал со скучающим видом.

Милый дедуля с бородой делал страшное лицо и метался над выходом с паркета – но едва армейцы проскакивали узкий коридор, внезапно старел и лишь улыбался.

Жалобы Майкла Оджо на произвол судей заставляли подскакивать с места – точные штрафные Майка Джеймса отбивали даже охоту махать руками за щитом.

Так что самый странный вывод после: возможно, эмоции от вот этого непривычного ЦСКА, просто «бросающего в надежде, что повезет», действительно посильнее. Нестабильность привела их к  идеалу Димитриса Итудиса – в том смысле, что никто больше не воспринимает победы над кем-либо как нечто разумеющееся.

Для победы в Белграде ЦСКА потребовались сверхусилия. Даже сербы в шоке

«В этом сезоне мы рады и таким», – говорят в клубе сейчас. Судя по всему, там любят эту неустойчивую команду даже больше, чем мы.

Так что даже не удивительно, что самым активным фанатом в зале был греческий центровой ЦСКА. Коста Куфос поиграл всего семь минут, но зато под конец так рьяно радовался, что едва не зашиб окружающих.

Црвена Звезда мтс Сербия
 – 
ЦСКА Россия

81:86
(17:16, 20:20, 16:24, 28:26)

Дата проведения

21 февраля, 21.00, «Штарк Арена»

Онлайн матча

Црвена Звезда мтс

Бэрон (15),
Штимац (11),
Браун (10),
Лазич (6),
Ягодич-Куриджа (3) – старт;
Пантер (12),
Гист (11),
Оджо (6),
Давидовац (4),
Перпероглу (3).

ЦСКА

Джеймс (29),
Курбанов (8),
Фойгтманн (6),
Хайнс (6 + 10 подборов),
Стрелниекс (2) – старт;
Хэкетт (19),
Хиллиард (12),
Сент-Рос (2),
Боломбой (2),
Бэйкер (0),
Антонов (0),
Куфос (0).

Фото: РИА Новости/Михаил Сербин; cskabasket.com

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

12 − 5 =