Личный тренер Логинова Касперович откровенно рассказал о скандале на чемпионате мира-2020

Личный тренер Логинова Касперович откровенно рассказал о скандале на чемпионате мира-2020

Александр Говоров

«Самое страшное, что изъяли телефон». Логинова провоцируют нарушить правила антидопинга?
Лидеру сборной России надоело бороться. Неужели это конец его карьеры?

23 февраля 2020, 10:00

Биатлон
/ ЧМ по биатлону

0

Фигура личного тренера российского биатлониста Александра Логинова стала одной из главных на чемпионате мира — 2020 в Антхольце. Александр Касперович подготовил чемпиона мира и обладателя бронзовой медали в Италии. По сути, спас турнир для сборной России.

Всё бы хорошо, но ситуация с Касперовичем вышла из-под контроля. Александр Владимирович решил позаимствовать чужую аккредитацию у одного из членов украинской сборной, чтобы пройти на стадион и дать указания Логинову. В какой-то момент это заметили и нажаловались в IBU. А те, в свою очередь, обратились в полицию, которая нагрянула к лидеру сборной России в шесть утра в день эстафеты. Касперович откровенно ответил на все вопросы касательно этого громкого дела, признался, что на его подопечного оказывается слишком большое давление, а также рассказал о последствиях изъятия у спортсмена телефона и ноутбука. Они очень нужны биатлонисту, чтобы заполнять систему АДАМС. Неужели их изъятие – это провокация на настоящее нарушение правил?

— Александр Владимирович, кто вас сдал? — В смысле? — Кто сказал, что вы были на чемпионате мира с чужой аккредитацией? — Причём тут аккредитация? Аккредитация – это совсем другое. Она у меня была во время пасьюта. Она была необходима для того, чтобы работать со спортсменом, общаться с ним на дистанции. Но это было совсем другое нарушение. За это нарушение полагается штраф 500 евро. На этом турнире такое же нарушение было во французской делегации, но на эту тему не было ни слова. Тем более, что я ничего не сделал, что могло бы помешать спортсменам, никаких зон не пересекал, не заходил на стрельбище, не мешал тренерам. Я делал всё, чтобы спортсмен показал результат. Для чего спорт? — Драчёв сказал, что вы подставили себя и всю команду. — Думаю, Владимир Петрович давал интервью на эмоциях, мне сказали об этих непонятных интервью. И это ещё вопрос, кто кого подставил. Начну с того, что моё участие в заключительном этапе подготовки к чемпионату мира и в самом турнире обсуждалось ещё на «Ижевской винтовке». Когда я приехал на сбор в Риднау и там уже задал вопрос об аккредитации, мне сказали, что такой возможности не будет. Хотя я тоже понимаю, что число аккредитаций ограничено, что их 20, а у нас достаточно много персонала. Тем более добавилось два сервисмена. Я согласился, решил, что буду работать на дистанции. Мне этого было достаточно: нужна была корректировка по дистанции и общение со спортсменом.

Плюс — он сказал, что я приехал как турист. Но надо фильтровать любую речь, всё же это медийный человек. Тем более, что он представляет Государственную думу. Так нельзя. Считаю, что Владимир Петрович не прав. Мы на днях вместе были на дне рождения у Владимира Брынзака. Там мы хорошо общались, нормальном попрощались и никаких предпосылок не было. Он мог подойти ко мне и сказать, что здесь мне нечего делать. И был в праве так сделать. Я заранее в этой гостинице оплатил номер, всех поставил в известность. Я же не самовольно приехал сюда.

Я общаюсь со спортсменом, но я не в штабе команды, не хожу на собрания, хотя на сборе меня приглашали туда. Но я сам отказался.

— Как возникла идея взять аккредитацию у члена украинской команды? — Это всегда было. И это не первый случай, и вы прекрасно это знаете, поскольку вы, журналисты, сами меняетесь аккредитациями. В любом случае, численный состав специалистов на трассе не был превышен: если мне кто-то дал её, то из той делегации специалиста уже не будет. Да, я нарушил, я извинился, но зачем разжигать ситуацию? Я готов прийти на комиссию и извинился. Я ведь аккредитацию взял всего на 30 минут. Я в ней никуда не убегал, у меня даже и мысли не было в том, что они догадаются. — Поэтому мы вас и спрашиваем, кто вас сдал? — Я не знаю, а догадки строить не хочу. — Расскажите, как прошло ваше утро? Саша Логинов говорил, что ему пришлось сидеть в трусах. — Ну, мне тоже. Я тут с женой и с внучкой. И когда без пяти шесть утра открылась дверь, я ничего не понял. Тут полиция мне начала предъявлять бумаги на итальянском языке, но я его не знаю. Поэтому попросил адвоката и переводчика. Но после я понял, что с ними разговаривать бесполезно. Была девушка, которая не очень хорошо, но говорила на русском. От неё я и узнал, что полиция пришла сделать досмотр комнаты. Провела, всё посмотрели. После этого изъяли у меня телефон и подзарядку, и флэшку IBU, которая даже не знаю, как у меня оказалась. Собрали все документы и пригласили в полицию. Продолжалось это всё примерно час.

— Саша сказал, что после такого он может завершить карьеру. — Да, у него уже накипело. Ему надоело бороться. Не знаю, сейчас с ним сложно разговаривать, потому что он замкнулся. Нужно ему дать время. Очень жаль, если такой спортсмен закончит карьеру.

— В этой истории с аккредитацией вы отдавали себе отчёт в том, что к Логинову приковано максимальное внимание и что нельзя допускать подобных вещей? — Ну как можно так думать? Вы сами подумайте! Вы же сами говорите, что пользовались этими же приёмами. Но это же аккредитация. Ну что? Вот я с аккредитацией, пошёл в зону Family Club. Если тебя помали, то ты заплатишь штраф, но тебя даже не удалят со стадиона. Я же проходил везде, аккредитацию даже никто не видел. Ни разу у меня чипом её не проверяли. Всё вы прекарсно знаете.

— После эстафеты Саша сказал, что ему всё равно на эти обвинения, они не мешают ему выступать. — Я не предсавляю, как он сегодня бежал. Бежал-то он хорошо, но его состояние было какое. Это вам кажется, что это просто, но вам надо самим пройти через это. — Он сказал, что готов обсудить это с Клэр Игэн – главой комиссии спортсменов IBU. Не считаете, что пора объясниться по этой истории? — Пожалуйста, пусть объясняется. Но это решать не вам и не нам, а спортсмену. — Как он переживает это всё? — Самое страшное, что у него изъяли телефон и он не может общаться с семьёй. А ещё систему АДАМС ему надо заполнять же. Ведь компьютеров нет. И на основании чего это было всё изъято? Вот к вам подойдут и скажут: “Открывай кошелёк”. Ты ж ему ответишь: “Ты ничего не перепутал?”. Но я понимал, что так с полицией общаться не надо. — Шутки с ними плохи. — Да, тем более это Италия.

Источник: championat.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

12 − 5 =