Mi-raisin — французский фразеологизм, означающий противоречивого человека. Точнее, не просто неоднозначного, а к которому испытываешь определённую симпатию, несмотря на его слабости. Что-то похожее на «Ах, ты моя вредина!». Именно так у меня и с Мартеном: он самовлюбленный, амбициозный, иногда даже подлый. Зато лучший. Как минимум, в прошедшей декаде. Вопрос про превосходство над Уле не решится ещё долго —  а ведь 13 лет назад смуглому каталонцу не предрекали и сотой части тех заслуг, которые ему позже покорятся.

Mi-raisin Martin. Человек, разрушивший все прогнозы

Январь 2007-го года, младший брат Симона едет на юниорский чемпионат, где берёт лишь одну медаль — и то, в эстафете. Тогда как Доминик Ландертингер и Тарьей Бё добиваются успеха и в личных гонках — правда, даже не они доминировали в том первенстве. Лучше всех выглядел Талгат Голяшов, маленький снайпер из Ижевска с удивительной меткостью, ибо среди подрастающих биатлетов вопрос с точностью стрельбы стоит остро, потому что многие ребята переходят из лыжных гонок в достаточно позднем возрасте и ещё не наработали сотни часов в тире. Мартен же представлял собой спортсмена, крепкого во всех компонентах: промахивался он реже Флориана Графа с Ланди и Бё, но из-за своей комплекции достаточно проигрывал в скорости тому же австрийскому гиганту. Не зря же соревнования по юношам часто превращаются в состязания акселератов, где преимущество автоматически на стороне самого сильного. Никто не увидел того, что у Мартена тоже есть неиссякаемые запасы силы: французский каталонец не одарён огромным плечевым суставом и не изучил все тонкости мастерства стрельбы — зато природа подарила ему то, что не измеряется сантиметрами и процентами. Силу духа.

Автор знает, какой вопрос терзает вас: «А где Талгат? Почему я его не помню?». Чемпион Европы совмещал обучение в академии МВД со спортом, и у него возникли проблемы с отлучкой на соревнования — закончилось всё тем, что Голяшов выбрал карьеру полицейского. Иногда знания о том, как подбросить журналисту нарко….. простите, иногда знание закона является более значимым приоритетом, чем лыжные гонки. Так жизненные обстоятельства отсеяли одного потенциального конкурента у Мартена. Возвращаемся к нему через цитату Талгата:

«В то время никто такие далекие планы, мне кажется, не строил. Мне не казалось, что в будущем когда-то кто-то из них — Фуркад или Бё — будет так выступать»

Если говорить о Мартене, то казалось не только мордвинскому таланту. Сначала надо было отобрать титул надежды Франции у Симона, более титулованного по юношеским соревнованиям (4 золота с 2003 по 2005) и уже развившегося биатлета во взрослом разряде, особенно по части гонок на 20 километров. В Эстерсунде-2008 один промах лишил его «серебра» мирового первенства и отбросил на четвёртое место. Вот, парню всего 23 года — и в одной из дисциплин он уже входит в число фаворитов. А что Мартен? Да, он повыше и побыстрее старшего брата, но в стрельбе на «лёжке» не настолько стабилен, как Симон. Да и юнцы почти всегда испытывают проблемы с повышением уровня конкуренции, вступая во взрослую лыжную жизнь. Мартен уже в 2009-м доказал, что он будет выбиваться из статистической аксиомы. «Почти» и «всегда» — слова, незнакомые ему. Видимо, именно на урок по наречиям у Фуркада-младшего выпадали соревнования. Ибо в свой первый полноценный сезон он смог закрепиться в первой тридцатке общего зачёта, т.е. вчерашний юниор без опыта взрослых соревнований берёт и на протяжении половины года не выпадает из толпы матёрых волков достаточно приличного класса! И нет, это не из разряда «то на третьем, то на пятидесятом месте» — всего два финиша в десятке, зато и из числа тридцати лучших он вываливался лишь пять раз, что для 20-летнего новичка просто поразительная стабильность! До него подобное удавалось только Бьорндалену (30-е место), Свендсену (22-е), Пуаре (17-е), Пернеру (12-е), Кирхнеру (девятое), Гроссу (седьмое), Фишеру (шестое), Ангереру (пятое!), Квальфоссу (опередил на 3 очка Ангерера в том же сезоне 1980-1981, т.е. 4-е). Как видно, сильный дебют равен медалям Олимпиады в будущем.

Mi-raisin Martin. Человек, разрушивший все прогнозы

Хорошо, пьедестал в Ванкувере/Сочи/Пхёнчхане гарантирован — может быть, это его потолок? Ну куда ему переть против Свендсена! Самого Эмиля, финальную стадию генетических экспериментов биологов (все биологи Норвегии работают на биатлонную и лыжную программу, судя по спортивному фольклору) по созданию идеального спортсмена: высокий, выносливый, с шикарной работой плечевого сустава, харизматичный и уверенный в себе. Настолько уверенный, что на ЧМ в Эстерсунде выиграл створ у Уле в масс-старте! У действующего чемпиона и уже Величайшего! И это был весьма символичный финиш: с этого момента мы вступаем в новую эпоху биатлона. Если прошедшие 10 лет популяризовали и изменили всё противостоянием Бьорндален-Пуаре, то теперь нас ждёт монополярный мир со Свендсеном. Ланди, Бё, Устюгов, Пайффер попытаются что-то противопоставить светловолосому силачу — но Эмиль всё равно обновит все рекорды. Хорошо, может быть, и Мартен присоединится к этому сражению титанов с винтовками, желающими забраться на Олимп истории биатлона — но они просто уничтожат друг друга, пока Эмиль будет спокойно пробегать километры в сторонке. В 2010-м наши предположения подтвердились, когда Свендсен выиграл свой первый БХГ с двумя полностью пропущенными этапами! А Мартен, кстати, попал в итоговую пятёрку. Сумасшедший прогресс. Он точно имеет перспективу. Но это уже бессмысленно по сравнению с Эмилем. 

В следующем году Фуркад-младший уже в тройке, имея 12 подиумов за сезон — но кому какое дело до подобного, когда отрыв чемпиона от второго места составил жалкие 5 очков?! Теперь мир уже говорит не только о Свендсене, но и о чудом превзошедшем его Бё. Исторический сезон, один из лучших в истории биатлона: но кто же знал, что ближайшее будущее будут формировать не норвежцы? А тот самый Мартен, за 3 года совершивший рывок от полноценного дебюта до топ-3. Ему тогда не доставалось так много внимания, да и, честно говоря, пока ещё не проявлялась натура того самого «Мартыши», объекта нелюбви значительного количества поклонников биатлона. 

Француз не получал внимания, соразмерного с его результатами и развитием. Путь «от молокососа до топа » за такие впечатляюще короткие сроки удался или у биатлетов 70-80-х, когда спорт только формировался и близко не имел того уровня оппозиции, к которому мы привыкли — или у…. правильно, снова параллель с Бьорндаленом! И тут же напрашивается ещё одно сопоставление с норвежцем — уровень их трудовой этики. Помните про заложенную в Мартене силу духа? Она проявилась ещё до того, как он попал на юниорский чемпионат. Как вспоминал потом уже неоднократный обладатель Глобуса о своём уровне по приезду в Преманону (национальный центр подготовки по лыжным видам спорта):

«Я был абсолютным нулём»

Mi-raisin Martin. Человек, разрушивший все прогнозы

И спустя около 10 лет Мартен Фуркад эволюционировал от абсолютного начала до второго в истории Франции обладателя Кубка Мира. Исключительно на трудолюбии и целеустремлённости, а также на желании быть самым обсуждаемым. Потому что, как только ему удалось заполучить внимание на правах нового чемпиона, Мартен с радостью показал всем свой нарциссизм. Конечно, не уровня Златана Ибрагимовича, но многим хватило и этого, чтобы возненавидеть французского каталонца до конца карьеры. Но новоявленного доминатора это не пугало, а даже давало стимул затрачивать больше усилий, ведь получается логичная схема: больше тренировок -> больше побед -> больше внимания и интервью -> больше самовлюблённости в камеру -> больше противоречивых откликов от фанатов биатлона. И эта силовая установка, бесперебойно выдававшая пар злобы и ненависти, чуть ли не стала вечным двигателем, деталей у которого не так уж и много: 1) безальтернативное доминирование, несмотря на попытки Свендсена, Шемппа и Шипулина; 2) эпатажные финиши вперёд спиной; 3) поступки наподобие подножки Логинову; 4) привычка фанатов, выросших на джентльменстве и добродушной лучезарности Уле. Не все из нас оказались готовы к тому, что олицетворение новой эпохи может и не иметь той кладовки приветливости и человечности, какова была у Бьорндалена. И, возможно, именно на контрасте с нередко отталкивающим Мартеном весельчак Йоханнес Бё быстро приобрёл широкую фанбазу. Потому что мы устали от Фуркада-младшего. И это — лучший комплимент для него.

Именно ради пребывания на всех частотах и волнах телеэфира он годами вместе с Мазе доводил свою стрельбу до превосходных 89%, пока в разы более талантливый Эмиль закатывал вечеринки после побед и вечно надеялся на свою шикарную антропометрию. Именно для того, чтобы остаться надолго в наших печёнках, он выходил с максимальной концентрацией на каждый старт, обеспечивая ту самую стабильность, когда Тарьей, Ланди и Симон Эдер из чудовищно быстрых и перспективных юнцов дошли до статуса «раз в год проводит отличную гонку, а остальное время и чёрт его знает, чего ожидать». Именно для того, чтобы стать эпохой, он переборол свой страх и прославился стойкостью на последнем рубеже — а в это время Антон Шипулин, Симон Шемпп и Арнд Пайффер остались потрясающими спортсменами, но со сломанной психологией. Тщеславие — страшная сила. Иногда она делает из заурядных детей великих современников. И Мартен Фуркад — и есть этот пример, настоящий герой бальзаковской «Человеческой комедии», цель жизни которого можно описать во фразеологизме: «De la rue à la célébrité».

В этом материале нет абзаца с описанием самого доминирования: во-первых, одного бы не хватило. Во-вторых, а что можно сказать? «Победы, победы, БХГ. В следующем сезоне до января шли плотно с Шипулиным, но потом Антон традиционно завалил немецкие этапы — и снова БХГ уезжает во Францию»? В-третьих, это как раз тот временной отрезок, который и так всем известен. Мартен — это больше, чем 7 Глобусов подряд. Чем рекордное количество выигранных гонок за сезон или суперский ЧМ-2016. Он словно Эйфелева башня: проект, построенный ради временной эксплуатации, внезапно стал символом своего времени и величайшим архитектурным зданием. Уже давно существуют постройки, превосходящие по высоте некогда металлического рекордсмена. Но ни одна из них не обладает таким культурным ореолом, как проект (кстати, современники ненавидели эту инноваторскую конструкцию) Гюстава Эйфеля. Так же и с Фуркадом-младшим: следующие поколения биатлетов будут гораздо сильнее. Но мы всё равно будем сравнивать их с тем самым Мартеном образца 7 БХГ подряд. Тем Мартеном, который даже последнюю свою гонку в карьере смог выиграть. Ведь злость и ненависть со временем исчезнут. Останутся лишь воспоминания о том, что от нас ушло. А Мартен был врединой, это да. Зато непобедимой врединой!

Mi-raisin Martin. Человек, разрушивший все прогнозы

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

18 + 2 =