Новый год позади, но Оберхоф ещё впереди. Поэтому, пока не поздно, вылезаем из-под ёлки, оглядываемся, доедаем и допиваем.

В своём предыдущем посте я не коснулся парочки статистических моментов, которые хотел преподнести читателям в более плотной и красивой обёртке. Однако эта обёртка требовала серьёзных дополнений в мои базы данных и, стало быть, времени.

Дело в том, что ваш покорный слуга, в отличие от многих себе подобных энтузиастов, как-то не особенно интересовался в процессе своей любительской деятельности такими подробностями, как место проведения той или иной гонки или её вид – спринт, преследование и т. д. А когда соответствующий интерес всё же возникал – не возникало желания как следует дополнять базу: слишком, мол, хлопотно.

Однако умные представители враждебного лагеря – лагеря Лени – наверняка говорили и себе, и другим: «Мы не можем жить на вулкане!». В самом деле, ведь когда-то – после большой работы над женским рейтингом – мне казалось, что ещё и на мужской рейтинг меня вряд ли хватит. А необходимо было всего лишь дать себе роздыху. И вот теперь, под новый 2020 год, вулкан Вид-и-Место таки взорвался. И во все стороны потекла пресловутая обёртка…

Вылезаем из-под ёлки

Километраж

Когда по окончании сезона 2017 / 2018 я писал, что, мол, Надежда Скардино перебила «рекорд трудолюбия» Елены Зубриловой на пространстве СНГ, проведя 245 личных гонок против 243, я оставил внутри себя червя сомнения. Разве можно, мол, измерять трудолюбие одним лишь количеством гонок? Ведь когда-то не было пасьютов и масс-стартов, зато индивидуальных гонок было гораздо больше.

Однако желание включить «километражный счётчик» всё напарывалось на вышеупомянутое нежелание провести предварительную работу – указать напротив каждой гонки её вид. Тем более что за такую работу – это совершенно очевидно – имело смысл браться комплексно: указать заодно и место проведения гонки, оно тоже пригодится как-нибудь. Правда, в рейтинге различные виды гонок я использую, но… короче, там свои технические тонкости. Нужен был новый полноценный список.

И вот теперь, когда он есть, можно, наконец, заявить: да, с учётом «километража» рекорд Елены остался тогда стоять. Но время идёт вперёд. Декабрь 2019 года дал кое-что новенькое…

Вылезаем из-под ёлки

Итак, вот она, «конфетка»: Валентина Семеренко провела 247 гонок. Хотя, конечно, кому конфетка, а кому и таблетка – уехал рекорд из Беларуси в Украину… Как бы то ни было, «обёртка» – вот: 2 492.5 километра – на 2.5 километра, больше, чем у Зубриловой. (У Скардино – 2 465.) Теперь выбирайте сами, что вам больше нравится – шоколадное содержимое или яркий фантик.

А у Вали теперь – все шансы стать 14-й биатлонисткой в истории с 250 и более гонками в активе и 15-й – с 2.5 тысячами и более намотанных километров. Второй список больше первого за счёт Коринн Ниогре – 243 гонки и 2 542.5 километра.

Вылезаем из-под ёлки

Немецкая катастрофа

Наряду с французским «cocoriquatre» и подиумами швейцарок журналисты-«декабристы» не могли не обратить внимание на грандиозный провал немецкой женской сборной, случившийся в спринте Хохфильцена: Дениз Херрманн стала в нём 41-й, остальные немки заняли ещё более низкие места.

Вы, наверное, помните, что в спринте Оберхофа-2019 у немок случилось нечто похожее: лучшая из них – Каролин Хорхлер – стала тогда 34-й, что было первым в истории непопаданием ариек (и арийцев) в TOP-30. Но разговоров об их декабрьском провале – явно побольше. Оно и понятно: ни одна немка не попала даже в очки. Единственный раз в истории, когда с ними случалось подобное, – спринт в далёком Контиолахти-1993.

В связи с тем, что год назад я уже писал об оберхофском провале, мне захотелось не просто констатировать ещё и хохфильценский, а «обернуть» его провалами других сборных. Дать картину пошире. Только вот сделать это – уже несколько сложнее, чем, скажем, «обернуть» французский триумф восемью ему подобными.

В конце концов по наиболее актуальным (как я полагаю) для моих читателей сборным получилось следующее:

Вылезаем из-под ёлки

Данная таблица требует пояснений в связи с наличием во втором столбце обозначений «(1)» и «(2)». Обозначения эти введены потому, что только с немцами и норвежцами всё просто и понятно, с остальными же – чуть сложнее. Правда, бывает, что именно «чуть»: украинки, поставив свой антирекорд, год спустя повторили его – вот и все «сложности».

Антирекорд россиян – 57-е место Антона Бабикова в пхёнчханском спринте, но если брать именно «членов сборной России», а не «олимпийских атлетов из России», то придётся вернуться в грустную для Сергея Чепикова и остальных индивидуальную гонку ЧМ-2005.

Что же касается россиянок, белорусок и француженок, но официальные антирекорды были поставлены ими тогда, когда сборную представляла одна-единственная участница. Если же их было две и больше – антирекорды чуточку смягчаются. Вот и судите сами, что является, например, наиболее крупным провалом для россиянок: «старания» Екатерины Юрьевой и прочих «десантниц» Леонида Гурьева в Холменколлене-2013 (когда основная сборная сидела с Вольфгангом Пихлером в Сочи) или 50-е место откровенно слабой Елены Григорьевой, поехавшей вместе с мужчинами в Поклюку-1992 на самой заре Кубка мира именно для сборной России (а не СССР или СНГ).

Ну, и скажу напоследок, что женская сборная Кыргызстана, состоявшая из бывших россиянок, никогда не опускалась ниже 23-го места (спринт в Контиолахти-1993).

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

девятнадцать − 5 =