Кузнецов – о гениальном прокате Алены.

«Ангел» Косторной – лучшая постановка в карьере Глейхенгауза. Эта программа – наша тайная фантазия

Чувствуете это? Даже не знаю, как объяснить. 

На ледовой арене в Турине сегодня было три очень хорошие программы и один шедевр. Так вышло, что шедевр был у Алены Косторной

Второй мировой рекорд за пару недель – это, конечно, отчасти эмоции. Невероятный выплеск сердечек из глазных яблок лиц-эмоджи, залипающих на трибунах. Они, эти эмоджи с сердечками, у экранов телевизоров, смартфонов, на ютюбе. Они обновляют ленты телеграм-каналов и ждут, когда зальют этот прокат. 

Вам может казаться все это несправедливым.

Тем, кто болеет за Загитову – она сегодня выдала лучший прокат в сезоне, и это стоило почти на 6 баллов меньше, чем «Ангел». Алина сегодня прыгнула, возможно, самый красочный лутц-риттбергер в истории лутцев-риттбергеров. Такой высокий. Такой объемный.

«Ангел» Косторной – лучшая постановка в карьере Глейхенгауза. Эта программа – наша тайная фантазия

Тем, кто болеет за Щербакову, тоже может быть обидно – она также выдала лучший перфоманс в сезоне, и это стоило на 7 с лишним балла меньше «Ангела». Хотя все видели, кто самая гибкая фигуристка мира прямо сейчас.

Тем, кто за Трусову – она сегодня просто герой, у нее есть 5 квадов на завтра, но она заходит на тройной аксель. По всем раскаткам и со всех камер было видно, что она его не выучила. Это было видно даже из инстаграма Тутберидзе, на том самом видео, которое #такинтереснее. Она заходила на падение. Она знала, как далеко она будет от «Ангела», поэтому сделала all-in. 

«Ангел» Косторной – лучшая постановка в карьере Глейхенгауза. Эта программа – наша тайная фантазия

Вы, конечно, обижайтесь, но поймите остальных. Мы все очень долго ждали Алену Косторную. 

Под «мы» я имею в виду конкретную группу людей, объединенных желанием видеть женское катание не спортом, но самовыражением. 

Мы расстраивались, когда ушла Липницкая. Она рисовала сердечки на льду и поднимала этим залы. 

Мы расстраивались, когда старела Костнер. Мы видели эти бесшумные коньки под Клода Дебюсси и знали, что таких, возможно, больше не будет. 

Мы настолько отчаялись, что какая-то часть из нас следила за скольжением Эшли Вагнер и Сатоко Мияхары. 

Нам так не хватало эстетики. 

На Inside Skating вчера написали: Косторная должна получить золото Финала только за тройной аксель. Вы видели много тройных акселей. От Тони Хардинг до Елизаветы Туктамышевой. Известный блогер Джеки Вонг как-то собирал их все в твиттере. 

Знаете, я, наверное, озвучу кощунственную мысль для такого дня. Но мне плевать на тройной аксель Косторной. Это не лучший тройной аксель из всех тройных акселей, что я видел. Более того, этот тройной аксель – просто как прыжок в 3,5 оборота на беззвучной гифке, выполненный безымянным телом, не стоит ничего. Ну просто какой-то рандомный трюк – сложный, как и все трюки. 

Но это не просто тройной аксель. Это тройной аксель Алены Косторной. Она больше него. 

«Ангел» Косторной – лучшая постановка в карьере Глейхенгауза. Эта программа – наша тайная фантазия

Год назад она заставила меня кликнуть на ссылку с адресом ютюба и сгорать 3,5 минуты. Не от стыда – от вот этого накатывающего чувства необъяснимого. Как часто хочется перемотать – сегодня, например, очень хотелось перемотать Рику Кихиру. Как часто хочется уснуть, когда уже знаешь результат. Как часто ждешь от прыжка до прыжка. 

Год назад Алена Косторная в финале Гран-при среди юниоров катала «Ангела». Этого же «Ангела». Без тройного акселя. Тройной аксель здесь не причем. Я не смог оторваться от этой программы. В конце меня почти трясло. Это был первый раз, когда я увидел «Ангела». В нем было нечто очень притягательное. 

Эта программа была, в отличие от всех других, включая композицию, постановку и коньки той, кто ее катал. Необъяснима. 

Дело в том, что «Ангел» – лучшая короткая в карьере Даниила Глейхенгауза. «Не отрекаются любя» ассоциировалась с известной песней. «Список Шиндлера» – сюжет, который каждый знает. «Жутко громко, запредельно близко» – потрясающе душещипательный роман Джонатана Сафрана Фоера об 11-летнем ребенке, потерявшем отца в трагедии 11 сентября. Это программы о сюжетах, о музыке, об образе.

«Ангел»? О чем он? Да ни о чем. Это программа о программе. Дразняще-нежная, издевательски неторопливая, с каждым элементом быстрее, быстрее, быстрее. На каскаде – взрыв. Еще быстрее. Не останавливайся. Финальное вращение. Аккорд. Трибуны ревут.

«Ангел» Косторной – лучшая постановка в карьере Глейхенгауза. Эта программа – наша тайная фантазия

Вот оно, чувствуете? 

В ней нет мелодии, которую знают. В нее не заложен сюжет, под который плачут. Она не ассоциация. Она – просто фон, позволяющий Косторной творить с ним все, что ей вздумается. Это первичное творчество: смысл этой программе дает тот, кто ее исполняет. Эта программа об Алене Косторной. Потому что давайте честно: никто не смотрел сериал «Оставленные», откуда достали этот саундтрек. Ну правда. Не существует такого человека. Эта музыка не ассоциируется с композитором Максом Рихтером. Или с режиссером Виком Армстронгом. Она ассоциируется с одним человеком. Включите как-нибудь эту песню в наушниках и закройте глаза. Там будет Алена. 

В этом гений Глейхенгауза и «Ангела» – он создал в этой программе Косторную, которую мы знаем. Он создал образ, который мы так ждали. Образ победы фигурного катания над тем, что нам отчаянно не нравилось и чего мы очень сильно боялись. Образ победы над нашими страхами. Мы не знали, что так можно. Мы как обычно думали, что либо одно, либо другое.

Она не повторяет чей-то. Она и есть образ.

Глейхенгауз создал ее для того, чтобы сказать нам: фигурное катание как творчество – живо. Фигурное катание, для которого вам не нужна табличка, отсчитывающая баллы.

«Ангел» Косторной – лучшая постановка в карьере Глейхенгауза. Эта программа – наша тайная фантазия

Не скучайте по Липницкой и Костнер. Не вспоминайте Ю-На Ким и Кван. Не ломайте голову, как найти баланс между техникой и компонентами. Не грустите, если не нравятся все прыжки во второй половине программы. Не пишите, что технический прогресс уничтожает все прекрасное. Не думайте о том, способны ли малолетки играть в зрелое женское. Это все – потому что вы не видели эту программу, говорит нам Глейхенгауз. А вот сейчас.

Смотрите. 

И какая разница, есть ли в этой программе тройной аксель? 

Какая разница, как зовут человека, который ее исполняет? Какая разница, какой у нее флаг, сколько ей лет и кто ее тренер? 

Какая разница, сколько она завоюет медалей и какие титулы будут перечислены на ее страничке в Википедии?

Какая разница, кто проиграл?

Какая разница, что будет завтра? 

Какая разница, сколько и чего это стоит, если это абсолютно прекрасно?

Пересмотрите эту программу еще раз. Забудьте о том, что это Финал Гран-при. Выкиньте из головы протоколы, пять квадов Трусовой и нарезки падений с тренировок. Вставьте лучшие наушники в уши и включите звук. 

Теперь чувствуете? Даже не знаю, как объяснить. 

Будто вы видели все. 

Финал Гран-при по фигурному катанию

Турин, Италия

Короткая программа

1. Алена Косторная (Россия) – 85,45

2. Алина Загитова (Россия) – 79,60

3. Анна Щербакова (Россия) – 78,27

4. Брэди Теннелл (США) – 72,20

5. Александра Трусова (Россия) – 71,45

6. Рика Кихира (Япония) – 70,71 

Ягудин признался, что читает Кузнецова. Не отставайте!

Фото: РИА Новости/Владимир Песня

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

четыре × два =