Неравенство растет, WTA – нет.

На этой неделе в Шэньчжэне проходит итоговый турнир WTA. В этом году его главной фишкой стали рекордные призовые: общий призовой фонд вырос в два раза и составляет 14 миллионов долларов, а чемпионка получит больше 4 миллионов. 

В теннисе больше не платят нигде.

Деньги женского итогового: почти 5 млн за титул, 400к за участие. Это бесполезная роскошь

WTA регулярно напоминала об этом финансовом рекорде по ходу сезона и даже первое превью к итоговому на официальном сайте посвятила призовому фонду. Этот прорыв красиво вписывается в исторический контекст и триумфально дополняет историю о том, как девять теннисисток, в 70-х организовавшие WTA, по первым контрактам получили по одному доллару. Это были символические выплаты нового тура, который женщины создали, чтобы отделиться от сексистов и в итоге добиться справедливой оплаты своего труда.

Глава WTA Стив Саймон считает, что рекордные призовые – признак роста женского тенниса: «Это указывает на ценность нашего спорта и спортсменок. Мы ищем долгосрочные инвестиции. Рынок не оказал никакого сопротивления нашему желанию вывести оплату на рекордный уровень».

Но у прорыва есть обратная сторона. Тема призовых в теннисе уже давно стала политической: WTA вообще была организована, чтобы бороться за равенство с мужчинами. С этой точки зрения выплаты на итоговом – мощная победа.

Деньги женского итогового: почти 5 млн за титул, 400к за участие. Это бесполезная роскошь

Но с точки зрения внутреннего равенства женский теннис скорее сделал шаг назад – разрыв между богатыми и бедными только увеличится. Мы уже писали, что в плане элиты женский теннис почти не уступает мужскому: в этом году 15 теннисисток и 16 теннисистов заработали больше 2 миллионов долларов за год. Но вот средний класс у женщин слабее, игроков, которые выиграли от 500 тысяч долларов до 2 миллионов, намного меньше – 67 против 96.

Это важно, потому что средний класс – это игроки второй полусотни рейтинга, которые стабильно выступают на мелких турнирах основного тура. А тут главная проблема не в том, что мужчины не хотят делиться, а в том, что WTA не может или не хочет организовать равное распределение имеющихся в женском теннисе денег.

Простой пример. На уровне International призовой фонд женских турниров не повышался с 2014 года и составлял минимум 250 тысяч долларов. У мужчин самые низкие призовые на уровне ATP 250 за это время выросли на 22% (с 459 тысяч долларов до 562 тысяч). А еще в WTA в 2019-м было 28 турниров с призовым фондом 250 тысяч. У мужчин только на шести разыгрывали меньше 600 тысяч.

Это важно, потому что теннис растет снизу, а не с итогового турнира. Саймон еще весной 2017-го говорил о том, как важно поднимать мелкие турниры, и понимал, что призовые на них, скорее всего, придется субсидировать: «Нам нужно создать разумную бизнес-модель. На этом уровне нет такого состава игроков, как, например, в Риме, так что это совершенно другая динамика. По мере развития туру надо задуматься, можем ли мы лучше субсидировать турниры и делать финансово привлекательными для промоутеров и спортсменов».

В следующем сезоне фонды на уровне International наконец вырастут и будут составлять от 275 тысяч долларов. К 2022-му их планируют довести до 309 тысяч – но это все равно смешно с учетом того, что на итоговом можно не выиграть ни одного матча и заработать почти 400 тысяч.

Деньги женского итогового: почти 5 млн за титул, 400к за участие. Это бесполезная роскошь

Шэньчжэн, выигравший права на проведение итогового турнира в течение следующих 10 лет, обещал вложить в женский теннис миллиард долларов. По-хорошему, эти деньги нужно распределить так, чтобы рос весь женский теннис. Но пока есть ощущение, что WTA важнее сделать богатых еще богаче и выставлять это победой в борьбе за равенство.

Фото: Gettyimages.ru/Clive Brunskill; amc.com

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

восемь + десять =