С первых двух эпизодов многих фанатов документальной серии фильмов «The Last Dance» от ESPN и Netflix заинтересовала персона «злого гения» быков и их многолетнего ГМа Джерри Краузе, ушедшего из жизни в 2017. Недавно NBC Sports опубликовал отрывки его незавершенных мемуаров под названием «Расставить по своим местам», давая Джерри шанс постоять за себя. Это уже вторая публикация на эту тему, в которой Джерри расскажет об отношениях с Майклом, обмене Скотти и том, как рушилась легендарная династия.

Неопубликованные мемуары ГМа «Чикаго». Часть 4-6 / Краузе о Джордане, Пиппене и развале династии «Буллз»

ЧАСТЬ 4: СВОЯ НИША В ИЕРАРХИИ БАСКЕТБОЛА

Противостояние Майкла и Джерри, стоявших во главе двух враждующих лагерей, стало заметным ещё в первых двух сериях "Последнего танца". Однако при этом у Краузе и Джордана было и немало общего. Чертовски сильный дух соперничества. Упрямство. Дикое желание уделать соперника. И одержимость победами в чемпионате. Конечно же, Краузе понимал, что ему никогда не выиграть публичную битву с одним из самых популярных спортсменов всех времён. Но это никогда не мешало ему принимать "правильные решения", даже если они не нравились Джордану. "Жалею ли я, что мы с ним так и не поладили? Знаете что? Мы выиграли множество х*ровых игр" – говорил Краузе в интервью Чикаго Трибьюн в 2016.

"Прав я был или не прав, но вступив в должность, я решил, что не стану целовать его задницу! Конечно же, мы ругались. Где-то через 2 года я обменял Чарльза Окли, с которым Майкл близко дружил, получив взамен Билла Картрайта. Я помню как на тренировке он позвал меня и сказал: "Ты провернул чертовски классный обмен!" Я лишь посмотрел на него и ответил: "Спасибо!". После смерти Краузе Джордан выпустил обращение, в котором помимо высказанных соболезнований его семье назвал Джерри "ключевым элементом династии "быков", который очень много значил для баскетбольных "Буллс", бейсбольных "Уайт Сокс" и самого города Чикаго. Для таких двух конкурентных людей, дела минувших дней всегда остаются в прошлом. И хотя имена обоих увековечены баннерами под крышей Юнайтед Центра, баннеры 6 клубных чемпионств всегда будут в приоритете.

Вот что Краузе пишет о Джордане в своих незавершенных и неопубликованных мемуарах:

"С самого начала мою голову не покидала мысль о сложности построения чемпионского коллектива вокруг второго защитника. Прежде ни одна чемпионская команда в истории НБА не была выстроена вокруг разыгрывающего. Все они, за исключением быть может Сан-Франциско, игра которого строилась через легкого форварда Рика Берри, были собраны вокруг центров. Изначальный план состоял в том, чтобы окружить его бросающими. С ним на паркете должна была быть пара качественных подбирающих и оборонительный центр, который позволит ему играть в свою игру. Думал ли я тогда, что из этого получится? В таких случаях моя мама говорила: "Твои слова да Богу в уши!". Папе же больше нравилась фраза: "Терпение и труд всё перетрут!". Мне пришлось часто думать об этих двух высказываниях в последующие 6 лет.

Неопубликованные мемуары ГМа «Чикаго». Часть 4-6 / Краузе о Джордане, Пиппене и развале династии «Буллз»

Когда пришедшие результаты медтестов Майкла (1985, перелом стопы) оказались паршивыми, мы разработали стратегию, часть которой сделала меня в сознании Майкла его злейшим врагом на ближайшие *надцать лет. Интересно, после того как он побывал в должности ГМа и увидел всё с моей колокольни, считает ли он то наше решение по-прежнему неправильным?! Тогда я сказал ему: "Майкл, я не могу рисковать твоей карьерой ради нескольких сиюминутных игр.Тебя осматривали лучшие спортивные врачи и все они решили, что тебе лучше отдохнуть и не играть". На что Майкл ответил мне: "Я знаю своё тело и хочу играть сейчас!". И здесь дело доходит до того спорного утверждения. Я помню как сказал ему: "Майкл, ты ведь игрок, а не доктор. Я должен принимать решение исходя из интересов команды, и поэтому я не позволю тебе играть". Майкл же рассказал людям, не присутствующим при разговоре, что я назвал его "наемным работником" клуба, указав на то, что так или иначе он обязан будет выполнять все клубные решения. С его слов, в тот момент ему стало очевидно отсутствие преданности между игроками и клубами НБА, в связи с чем он стал иначе смотреть на игру и на меня.

Неужели вы считаете, что я мог быть настолько глуп, чтобы перед лицом владельца клуба и множеством выдающихся докторов со всей страны назвать нашу молодую звезду "наемником"? Надеюсь, что нет. В отличии от наших извечных проблем за пределами площадки, с Майклом было необыкновенно приятно работать на паркете. Это ли не главное?! Он хотел выигрывать так же сильно, как этого хотел я. Мы оба стремились побеждать без остановки, и старались воспользоваться любой возможностью, чтобы этого добиться. Отодвигая в сторону его комментарий о моей принадлежности к "клубной массовке", который он сделал в начале своей карьеры, глубоко внутри Майкл понимал, что ни один игрок не может быть настолько хорош, чтобы выигрывать чемпионаты в одиночку. Одно из качеств, по которому мы оцениваем величие – это способность делать своих партнеров лучше. Майкл делал это одним лишь своим присутствием.

Если ты был не глуп, умел играть с ним и старался изо всех сил – он становился чудо-партнером. Соперники, несмотря на то, что многие считают их лозунгом фразу "Пусть он наберёт свои 40, а мы перекроем остальных", вынуждены были подолгу готовиться и изнурительно обороняться против него. Потому что в конце игры, когда ваша усталость и его желание победить достигали наивысшего пика, Майкл мог прикончить вас множеством разных способов. Поначалу он пытался решать судьбы поединков самостоятельно, напролом продираясь через оборону к кольцу. Но по мере роста его уверенности в своих собственных ассистентских способностях и снайперских качествах своих партнеров, он стал не мешкая отдавать мяч под решающий бросок игрокам, в чьих бросках был абсолютно уверен.

Его навыки игры в атаке, отточенный нашим переходом к треугольнику, сделали из него лучшего снайпера двухочковой зоны в последние 6-8 лет его карьеры. Это делало каждого игрока, который отдавал ему мяч в зоне атаки, и при этом мог бросить самостоятельно, невероятно опасной единицей. Новички, которые показывали ему свою смелость и жесткость, быстро прибавляли в игре, потому что они нравились Майклу. Он помогал им освоится и делал все, чтобы они почувствовали себя причастными к делу. С другой стороны те, кто этого не делал, становились объектами усиленных нападок на тренировках и словесных тирад, которые показывали нам, что они ещё не готовы, и заставляли их самих задумываться над тем, во что они, чёрт возьми, снова ввязались. В каком-то смысле Майкл был нашим бесплатным настройщиком новичков и тестером для ветеранов.

И конечно же, нужно отдать ему должное… К концу своей эпохи в составе "Буллс" он мог бы подложить огромную свинью клубу, но не стал этого делать. Летом после того последнего чемпионства Майкл сильно поранил указательный палец на своей бросковой руке ножницами для сигар. Перед нами всерьез стоял вопрос о том, сможет ли он в нужной степени восстановить чувствительность, чтобы оставаться всё тем же снайпером, которым мы его знали. Он с легкостью мог бы подставить нас, публично выразив желание остаться и играть в "Чикаго", тем самым заставив клуб подписать с ним самый крупный контракт в истории командных видов спорта. Затем он мог бы отправится в список травмированных игроков и каждые пару недель получать по чеку, вовсе не выходя на паркет в укороченном из-за локаута сезоне. Но Майкл остался Майклом. Его подпись под контрактом означала бы 1000-процентную отдачу на площадке, без каких-либо намерений сжульничать или провести вас.

Стоили ли мы друг друга? Как мне кажется, по итогу мы отлично друг друга дополняли. Мы оба были упертыми, волевыми соперниками, которые гордились своими способностями и стремились урвать себе свою собственную нишу в иерархии баскетбола.

Неопубликованные мемуары ГМа «Чикаго». Часть 4-6 / Краузе о Джордане, Пиппене и развале династии «Буллз»

ЧАСТЬ 5: СДЕЛКА

Джерри Краузе обожал сезон 1993/94. Ошеломленный, как и все остальные, внезапным окончанием карьеры Майкла, он не раз писал о том, что быть частью той команды, одержавшей 55 побед в сезоне, было настоящей привилегией. А работу Фила Джексона и его штаба Краузе назвал "лучшим тренерским сезоном в своей жизни". В своих неоконченных и неопубликованных мемуарах Краузе восхищался Тони Кукочем, Стивом Керром и Питом Майерсом, из раза в раз повторяя, что каждый игрок в составе внес свой вклад в этот результат. Но свою наибольшую похвалу он приберег для Скотти Пиппена: "Он вышел на передний план и провел свой лучший сезон за 17-лет!"

Это достаточно большое признание от Краузе в адрес игрока, с которым у него часто складывались довольно непростые отношения, еще раз подтверждающее скаутский талант Джерри, который проявлялся даже в отношениях с самыми тяжелыми для него людьми. К примеру, в своей рукописи Краузе защищает Пиппена, пропустившего 7-ю игру финала Восточной конференции 1990 года из-за мигрени, хотя и называет Скотти "зачастую сложным" человеком. "Скотти хотел вернуться в игру" – пишет Краузе. "Но наш командный врач сказал мне, что тут же подаст в отставку, если я разрешу тому играть!". Махинации Краузе с обменом Пиппена на драфте 1987, на котором "Буллс" также заполучили и Хораса Гранта (не без помощи тогдашнего тренера Дага Коллинза) сделали этот день одним из важнейших в клубной истории и заложили основу для будущего первого кубкового хэт-трика.

В этом отрывке Краузе рассказывает от том, как впервые увидел Скотти на площадке ежегодного преддрафтового турнира Portsmouth Invitational в Вирджинии:

Любовь с первого взгляда – чистая скаутская любовь! Я сидел на самой верхней трибуне, вдали от других скаутов и генеральных менеджеров, во время разминки команд перед последней игрой первого раунда. Я взглянул на (скаута "Буллс") Билли (МакКинни) и сказал: "Это Пипен, верно?" Я понял это по его длинным рукам. Как в прочем и по другим частям его тела: плечам и ступням. "Вау!" – подумал я, – "Если он еще и играет, это будет что-то с чем-то!" Спустя где-то четверть матча вопрос о том может ли он играть, больше не стоял! После игры я попросил Билли изменить свой график, чтобы остаться в Портсмуте ещё на одну встречу и понаблюдать, кто из генеральных менеджеров других клубов так же задержится ради этого паренька. Большинство из нас уехало домой, чтобы через день отправится на следующий преддрафтовый турнир в Гонолулу.

Неопубликованные мемуары ГМа «Чикаго». Часть 4-6 / Краузе о Джордане, Пиппене и развале династии «Буллз»

Я молился, чтобы команда Пиппена проиграла на следующий день и не попала в финал! Из-за чего (директор скаутского отдела НБА Марти) Блэйк вероятно не пригласил бы его на Гавайи. Но не тут-то было! Скотти получил приз самому ценному игроку и абсолютно точно отправлялся на острова. Там, с ростом конкуренции он расцвел ещё сильнее. Мысль о том, что этот парень сможет сыграть с Майклом заставляла мой скаутский ум трудится с двойной отдачей. Самый скоростной и самый длиннорукий игрок, с самым быстрым боковым перемещением в Лиге… мы обязаны были его заполучить! У нас был 8-й и 10-й выборы на драфте. Я знал, что выбиравший под 6-м номером "Сакраменто" говорил всем о своем интересе к разыгрывающему "Северной Каролины" Кенни Смиту. Но я также выяснил, что они в тайне обменивались парой слов с Пиппеном и задавали ему разные вопросы, и что Смит, имевший проблемы с коленом ещё со времен колледжа, прошел медицинские тесты во всех командах, выбиравших между 6-й и 12-й позицией, кроме нас и "Сакраменто".

Мы отрабатывали Пиппена. У него были лучшие индивидуальные физические показатели, которые я когда-либо видел на драфте. У нашего тренера по физподготовке Эла Вермила было специальное упражнение на оценку бокового ускорения под названием "Три мяча". У игрока было 30 секунд на то, чтобы забросить в корзину как можно больше мячей, стартуя у одного края дорожки. Затем нужно было подобрать мяч у другого края, и после совершить проход к кольцу, чтобы завершить данк или лэй-ап. Скотти удивил всех, установив рекорд, который продержался ещё 11 лет. Мы пригласили его на обед и на завтрак, а также провели с ним все оставшееся время в этом промежутке. Мы подолгу спрашивали его о прошлом и даже провели ряд психологических тестов. Когда он ушел, я был как никогда уверен в том, что это именно тот игрок, который нам необходим. Как только я понял, что парни из "Сакраменто" врут и собираются выбрать Пиппена под общим 6-м номером, я начал строить план по получению 5-й позиции Сиэтла на драфте.

Четвертыми выбирали "Клипперс". Генеральный менеджер "Сиэтла" Боб Уитситт определился с игроком, которого он хотел выбрать под 5-м номером. И если "Клипперс" забирали этого игрока, то наш план по обмену их 5-го пика на наш 8-й с добавлением пика 2-го раунда на драфте 1988, а также обменом пиками первого раунда по их первому требованию на одном из двух следующих драфтов вступал в силу. Плюс они получали от нас две бесплатные выставочные игры. Во время драфта Джерри Рейнсдорф висел на телефоне с "Клипперс", а я как раз разговаривал с Уитситтом, когда Джерри сообщил мне: "Клипперс" выбирают Реджи Уильямса, 2-метрового защитника из Джорджтауна". Я передал это Уитситту, который ответил мне, что тоже хотел этого игрока. А следовательно наша сделка состоялась. Я попросил его выбрать Пиппена для нас.

Я так и не узнал, что же было в тот день в драфт-комнате "Сакраменто", но они всё же выбрали Кенни Смита. Мы же остались 8-ми и выбрали для Сиэтла центрового из Вирджинии Олдена Полинайса, а затем позвонили в офис Лиги, чтобы сообщить им об обмене. Остальное уже история.

Неопубликованные мемуары ГМа «Чикаго». Часть 4-6 / Краузе о Джордане, Пиппене и развале династии «Буллз»

ЧАСТЬ 6: КОНЕЦ ДИНАСТИИ

В этом последнем отрывке из своих неопубликованных и незавершенных мемуров бывший ГМ "Чикаго" Джерри Краузе проливает свет на историю окончания феноменальной династии "Буллз" в 1998, завершившейся уходами Майкла, Скотти, Дениса, Стива Керра и легендарного Фила Джексона. "Это же Джерри Краузе, тип который разрушил чемпионскую династию "Чикаго". Или "Это же Джерри Краузе, эгоист, который хотел построить чемпионскую команду без Майкла Джордана и Фила Джексона, тип, который считал себя важнее игроков и тренеров!"

Я слышал и видел тысячи подобных цитат в различных публикациях и городах по всей Америке. Даже не сомневайтесь насчет количества, и это я ещё не считаю тех, которые я не видел. До этого самого момента, когда вы читаете эти строки, никто кроме Джерри Рейнсдорфа, меня и еще нескольких людей, работавших в структуре "Буллз"в то время, не знает подробностей того, что произошло в клубе после того, как мы взяли своё 6 чемпионство за 8 лет. Сломали ли мы чемпионский состав только ради того, чтобы подкормить собственное эго и попытаться выиграть чемпионат без тех игроков и тренера? Неужели вы и вправду думаете, что люди, которые столько лет работали ради этих побед, были достаточно глупы, чтобы позволить собственному самолюбию встать на пути ещё одного триумфа? По Вашему клуб, чья иерархия от владельца до последнего сотрудника фронт-офиса выстроена с одной единственной целью – победить в чемпионате – так легко откажется от этой мысли?

По ходу последней чемпионской кампании 1997/98 трещины в фундаменте, на котором строились все наши чемпионские команды, начали все чаще появляться в самое неподходящее время. Для обожающей публики старение Дениса Родмана, снижение подвижности Люка Лонгли и спад общей эффективности после того, как команда провела по 100+ игр в двух из последних трёх сезонов не были очевидными. Отсутствие времени на летнее восстановление, когда, избитые большим чем у кого -либо количеством игр, ноги могли (при помощи программы реабилитации нашего тренера по физподготовке Эда Вермила) вернуть себе утраченные силы, мало интересовало фанатов и медиа. И тот факт, что каждое чемпионство заставляло нас выбирать последними на драфте, среди не самых топовых игроков – уже тоже ничего не значит.

Неопубликованные мемуары ГМа «Чикаго». Часть 4-6 / Краузе о Джордане, Пиппене и развале династии «Буллз»

Нам повезло в 1990, когда большинство людей в НБА не верили, что Тони Кукоч в принципе приедет в Америку, в связи с чем он просел до начала второго раунда, где мы его и задрафтовали. Фанаты и СМИ считали, что у нас есть Майкл Джордан, а он то может преодолеть что угодно. Может играть без центрового и тяжелого нападающего в ограниченной команде с небольшой гибкостью или без таковой, и по-прежнему побеждать в одиночку. Или Скотти Пиппен, который перенес две операции за последние 2 года, но при этом может прибавлять в зависимости от ситуации, и вытаскивать игры с Майклом, при сдающей позиции остальной команде. У нас был лучший тренер в баскетболе – Фил Джексон, но публика не знала, что он не хотел тренировать перестраивающуюся команду, и что еще перед началом сезона он сообщил нам о желании уехать в Монтану и взять передышку на один год.

Теперь я постараюсь показать вам то, чего не видел еще ни один человек за пределами нашего клуба – встречу, состоявшуюся в начале июля 1998. На ней присутствовали Джерри Рейнсдорф, я, (ассистент ГМа) Джим Стэк, Эл Вермил, командные доктора и хирурги, вице-президент по финансовым вопросам Ирвин Мэндел и мой помощник Карен Стэк. Эл Вермил знал о физической готовности игроков даже больше, чем клубная медицинская служба. Он постоянно тестировал их перед началом и после окончания сезона, а также во время всего чемпионата. Мы попросили тогдашнего тренера Чипа Шайфера отправить нам отчет об общекомандном здоровье. Фил принял решение (об уходе) за 8 месяцев до этой встречи.

Первым делом я спросил у всех, сколько игр мы ещё сможем выжать из Люка Лонгли, будущего свободного агента, который был вынужден регулярно отдыхать по ходу нескольких последних сезонов из-за его нестабильных лодыжек. Эл и доктора посчитали, что он быстро травмируется. Следующий вопрос: Родман? Все в комнате согласились с тем, что его выходки за пределами паркета стали сильно ему мешать, и что концовку того сезона он доигрывал на последнем издыхании. Что ж… ни центрового, ни тяжелого форварда, и совсем мало места под потолком зарплат, что заменить их кем-то стоящим с рынка свободных агентов… Кто будет защищаться в центе, если Джордан и Пиппен вернуться к своему кольцу? Кто будет действовать на подборах? Перейдем к Пиппену. Он прошел через две серьезные операции за последние два года: одна из них в конце лета, вопреки всем нашим рекомендациям сделать это в начале межсезонья и не пропускать регулярный чемпионат. Он по праву хотел получить контракт с зарплатой суперзвезды.

Неопубликованные мемуары ГМа «Чикаго». Часть 4-6 / Краузе о Джордане, Пиппене и развале династии «Буллз»

Стоило ли нам идти на риск, особенное с учетом того, что мы могли остаться без центрового и тяжелого форварда, и тогда Скотти и Майклу пришлось бы тащить на себе команду под руководством нового тренера? На этот счёт у меня были серьезные сомнения. Мог ли Майкл играть с привычным ему величием без центрфорварда, тяжелого форварда и возможно Пиппена? Мог ли Билл Рассел, величайший командный игрок, выиграть столько чемпионств без других игроков в составе "Бостона"? Нет. Майкл публично сказал, что не будет играть под руководством любого другого тренера, кроме Фила. Фил сообщил нам, что он уйдет. Чего нам стоило ожидать от Майкла? Важные ролевики вроде Стива Керра и Джада Бюхлера, становившиеся свободными агентами, могли получить куда большие деньги в других командах, чем мы могли им предложить с учетом потолка зарплат. Могли ли мы убедить Фила тренировать команду без центрового, пауэр-форварда, вероятно Пиппена, с новой скамейкой и диким расчетом на то, что "магия Майкла" будет побеждать сама по себе? Ни единого шанса!

Поставьте себя на наше место, когда мы выходили из той комнаты. Вы всё ёще думаете, что это мы разрушили династию, или возможно династия сама разрушилась под действием возраста, есественного изнурения игроков НБА, отсутствия времени на восстановление и потолка зарплат, который управлял игрой? Единственное, что мы точно сделали – это недопустили утечки информации наружу, что наверняка помешало бы кому-то из парней получить достойные новые контракты. "Финикс" обеспечил Лонгли безбедную старость, оформив с ним 5-летние соглашение с внушительным окладом. Три года спустя, после того как Финикс сдал его ничего не подозревающим "Никс", он завершил карьеру у себя на Родине. Родман провел в Лиге ещё 35 игр, так и не сумев вернуть себе былую форму. Лето продолжалось. И пока игроки недопускались Лигой на тренировочные базы (прим. – из-за Локаута в НБА 1998), а это означало, что сезон не начнется раньше января, дела стали ухудшаться. Майкл порезал палец ножницами для сигар, в результате чего он, скорее всего, пропустил бы весь следующий сезон.

Однако в его защиту стоит сказать и то, что он мог запросто обмануть нас и подписать огромный новый контракт с клубом. Но он был честен с нами и мы были хорошо осведомлены о состоянии дел с его травмированной рукой. Он не хотел играть в команде-перестройке, и остался верен своему слову. В январе, когда Лига возобновилась и свободные игроки смогли выйти на рынок, агнет Пиппена попросил нас сделать Скотти одолжение. После переподписания с нами и обмена в "Хьюстон" Скотти получил бы на 20 с лишним миллионов больше, чем просто подписавшись в "Рокетс" напрямую. И мы с Джерри сделали ему этот прощальный подарок. Я позвонил Стиву (прим. – Керру) и Джаду (прим. – Бюхлеру), описал им ситуацию и сказал, чтобы они подписывали первые устраивающие их контракты, потому что мы не сможем позволить себе участвовать в этом аукционе. И они их действительно заслужили.

Вот, теперь вы знаете всю правду!

ПЕРЕВОД: Александр Серединцев

ПРЕДЫДУЩИЙ ВЫПУСК: Неопубликованные мемуары ГМа «Чикаго». Часть 1-3 / Краузе о своей книге, Деннисе Родмане и "Буллз"

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТЫ ПЕРЕВОДОВ / ГРУППА В VK

НОВЫЙ ПРОЕКТ ПО ПЕРЕВОДУ И ОЗВУЧКЕ! ФИЛЬМ "ПУХ: ИСТОРИЯ ДЕРРИКА РОУЗА"

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

одиннадцать + 20 =