Зигфрид Мазе: «После Мартена Фуркада останется пустота, но она быстро заполнится»

20 апреля Зигфрид Мазе дал телефонное интервью из своего дома в Аллекс (департамент Дром)

Как вам удается оставаться на связи со своими подопечными во время карантина, который вы проводите у себя во Франции?

Мы со спортсменами проводим конференции по Скайпу. В Норвегии они продолжали тренировки до конца марта, там был хороший снег. Более строгий карантин был только в столице, Осло. Сейчас в апреле у нас период отдыха, но через десять дней они снова приступят к тренировкам.

Когда планируете вернуться в Норвегию к своим подопечным?

Наш первый сбор запланирован на конец мая. В данный момент я не знаю, когда смогу вернуться в Норвегию… Жду, что правительства Франции и Норвегии введут новые ограничения. Возможно, потребуется лучше организовать работу, в случае если придется здесь задержаться. В любом случае, постараемся справиться. Мой коллега Эгиль Кристиансен на месте. Даже если я буду вынужден пропустить первый сбор, надеюсь без проблем вернуться в Норвегию в июне.

Этой зимой Йоханнес Бо показал великолепное постоянство стрельбы, можете объяснить причину?

Он ничего не менял по сравнению с позапрошлым сезоном, но продолжал работать в том же духе, как мы работаем вот уже четыре года. Я бы сказал, технических изменений почти не было, но изменилась философия, его взгляд на то, каким биатлонистом он хочет быть. Конечно, мы подрегулировали два-три технических момента, которые позволили ему быть более стабильным. Мы знаем, что больше нет источника возможных ошибок. Сейчас, когда он промахивается, это больше не связно с техникой, это его собственная ошибка. Мы от этого освободились. Также мы репетировали все ситуации, с которым он может столкнуться в реальной гонке, как мы это делали с Мартеном. Если он хочет бороться за Кубок мира, он должен быть максимально стабильным.  Именно это ему давалось сложнее всего. Он был очень негибок. Теперь он не тот безумный стрелок, он может приспособиться к ситуации и сделать выбор в условиях гонки.

Зигфрид Мазе: «После Мартена Фуркада останется пустота, но она быстро заполнится»

Как вы считаете, может ли Йоханнес Дале стать будущим норвежского биатлона?

Трудно сказать… У него есть для этого потенциал. С другой стороны, парни вроде Тарьея, Йоханнеса или Мартена в 22 года уже имели в своем активе подиум на Кубке мира. В настоящий момент он находится в немного неопределенном возрасте, когда он слишком молод и ему не хватает опыта. Он подает большие надежды, но дальнейшее зависит от него самого.

Какие впечатления от последнего соревновательного уикэнда в Контиолахти? Борьба за Кубок мира в условиях эпидемии, без публики…

Это началось с закрытия для публики соревнований в Нове-Место. Так что ситуация оказалась нам уже знакомой. Это был странный контекст, но все прошло нормально, хотя все были расстроены, потому что это должны были быть великолепные гонки. Когда мы были в Контиолахти, соревнования в других видах спорта были уже отменены. Поэтому у нас было много неопределенности. Спортсмены из некоторых стран, например, итальянцы, были очень обеспокоены, потому что ситуация у них дома ухудшалась. Но у нас была возможность делать шоу почти так, как будто ничего не случилось. Это было немного странно. В таком контексте на карту было поставлено многое…

Определенно, это был необычный конец сезона…

Мы не наслаждались этим моментом, как могли бы. Это мое большое разочарование. Когда Мартен мне объявил, что заканчивает карьеру, и потом через 24 часа мы вернулись домой в этом контексте эпидемии. Все закончилось внезапно. Это могло бы быть по-другому, но так получилось, мы ничего не могли поделать.

Зигфрид Мазе: «После Мартена Фуркада останется пустота, но она быстро заполнится»

Ваши подопечные спортсмены хотели вернуться домой, или они были сфокусированы на гонках?

Они были сосредоточены на гонках, потому что на карту было поставлено очень многое… Но это не мешало им видеть то, что происходит вокруг. Было что-то вроде психоза. Мы спрашивали себя, когда же будет первый случай болезни в нашем отеле, где мы были собраны все вместе. Если бы был даже один случай среди нас… (молчание). Все меры предосторожности были соблюдены, у нас были врачи, мы мыли руки по 40 раз в день, пользовались антисептиками… Это было очень необычно.

Во время последней гонки вы боялись, что Йоханнес не выиграет БХГ? Особенно во время последней стрельбы…

Давление было, потому что, хотя после спринта Йоханнес в реальности был уже лидером, но Мартен все еще носил желтую майку. Было сложно управлять этой ситуацией. Когда ты промахиваешься три раза за одну стрельбу, твоя судьба больше не только в твоих руках. Йоханнесу повезло, что лидеры гонки тоже промахнулись, это вернуло его в игру. На последней стрельбе могло случиться все что угодно. Йоханнес не промахнулся, но если бы Арнд Пайффер его опередил, это был бы конец. Я пережил этот момент, пройдя через всю гамму эмоций… Именно за это мы любим наш спорт (улыбается).

Вы не ожидали, что Мартен Фуркад закончит карьеру, или у вас были какие-то сомнения?

Честно говоря, я себе сказал, что с победой в эстафете на чемпионате мира он что-то завершил в своей карьере. Это был единственный титул, которого ему не хватало. Я сказал себе: «Если он сейчас закончит, у него все для этого есть». Но после чемпионата он был в хорошей форме, и я подумал, что он хочет продолжать до Олимпиады. Поэтому я довольно сильно удивился, когда он мне об этом сказал.

Как это случилось?

Он позвонил: «Мне надо тебе кое-что сказать». Я подумал, что это странно. Я невероятно ценю, что он лично позвонил, чтобы это сообщить. Это означало, что даже если в прошлом я покинул его и он это плохо воспринял, что я понимаю, мы пережили вместе великие вещи. Он это не забыл.

Зигфрид Мазе: «После Мартена Фуркада останется пустота, но она быстро заполнится»

Какие воспоминания останутся у вас о Мартене Фуркаде как биатлонисте?

То, какой он человек. Что он делал во время всей своей карьеры. Он управлял многими вещами. Если сейчас во Франции транслируют биатлон, это благодаря ему. Он создал короткие связи между своими спонсорами, Федерацией и телевидением. И это сработало. Это то, что больше всего запомнится. Все что он делал, помимо спорта, для спорта. Это невероятно. Мало кто из спортсменов мог бы такое совершить.

Что вы ожидаете от следующей зимы? Первой в пост-фуркадовскую эру…

Сейчас мне бы хотелось сказать, что его будет очень не хватать, но эта пустота быстро заполнится. Как говорится, «природа не терпит пустоты». Место будет занято, в том числе и в сборной Франции, где новый лидер вступит в свои права. Это будет новая страница с новыми, более молодыми актерами. Место освободилось и шоу продолжается.

Зигфрид Мазе: «После Мартена Фуркада останется пустота, но она быстро заполнится»

Когда закончится ваш контракт с норвежской федерацией?

Мы связаны контрактом до следующих Олимпийских игр… Если они состоятся (смеется).

В будущем думаете ли вы вернуться работать во Францию?

Сейчас совершенно не в курсе. Это правда, что нужно задуматься о том, что делать после Олимпиады: продолжать работать с норвежцами или нет. Я об этом еще не думал, но срок уже близко, всего два года… Я хорошо себя чувствую на нынешней работе, я по-прежнему многому учусь. Сейчас я обожаю тренировки и большой спорт. В 2022 будет уже 14 лет, как я тренирую для Кубка мира, и я не знаю, будет ли во не по-прежнему желание продолжать. Откроются новые возможности, тогда я и буду принимать решение…

Боитесь ли вы, что экономический кризис, который многие ждут после эпидемии, затронет и биатлон?

Я по натуре оптимист, но боюсь, что спортсмены разных стран окажутся в очень неравных условиях. Это может принести неудобства. Норвегия богатая страна, и без сомнения, успешно преодолеет кризис. Но я опасаюсь за такие страны, как Италия и Франция. Компании наверняка сократят свои спонсорские контракты… Они не будут подвергать риску свои рабочие места, продолжая нести расходы на спортивные команды. Спорт будет финансироваться по остаточному принципу, и этот удар может быть очень жестким.

Будущее обещает быть сложным…

Возможно, IBU придется играть ключевую роль в управлении ситуацией. Все не развалится прямо сейчас, но я действительно боюсь слишком неравных условий между командами. То, что этап в Осло был отменен, лишило большой части доходов норвежскую федерацию. Люди из-за этого оказались без работы… В настоящий момент спонсоры соблюдают действующие контракты. В следующем году мы еще не почувствуем кризис в полной мере, поскольку бюджет был расписан на год вперед. Значит, сложности начнутся через год. Это будет как раз олимпийский сезон…

Зигфрид Мазе: «После Мартена Фуркада останется пустота, но она быстро заполнится»

Источник: Nordic Magazine

Благодарим группу Martin Fourcade | Мартен Фуркад за фотоархив, где можно найти абсолютно всё!

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

двенадцать − четыре =