На турнире в Дубае Новак Джокович на пути к титулу провел героический полуфинал против Гаэля Монфиса, в котором отыграл тройной матч-пойнт. А еще в том матче серб выдал вот такое чудо гибкости.

Из этого шпагата Джокович удар француза не отбил, но то, что он дотянулся до мяча и в процессе ничего себе не сломал – уже маленькое чудо. И в полный шпагат он не сел (хотя может), наверное, только потому, что ему нужен был уголок, чтобы оттолкнуться и вернуться и в центр – на случай, если мяч все же перелетел бы сетку и розыгрыш продолжился.

Мощь Джоковича в том, что для него такие скольжения и умение собирать из своего тела причудливые формы – обычное дело. Например, в том же матче с Монфисом он выдал вот такой удар – может быть, менее зрелищный, но не менее впечатляющий.

Если основная характеристика Рафаэля Надаля – мышцатость, то Джокович в первую очередь гибкий. Ким Клийстерс, введшая удары из шпагата в моду, говорила, что никогда не видела более гибкого мужчину-теннисиста. Джим Курье сравнивал его с пластилиновым персонажем Гамби, а Бобби Рейнольдс после матча с сербом рассказывал: «Ты как будто играешь со Стретчем Армстронгом (игрушка, которая может растянуться в 4-6 раз, а потом вернуться в изначальную форму – Sports.ru). Руки у него становятся все длиннее и длиннее».

И если мышцы Рафы стали такими большими во многом случайно, то серб над растяжкой работал планомерно и очень-очень долго.

Джокович – резиновый. Тянется с детства (потому что был слабым), спокойно садится в шпагат

Гибкость как компенсация недостатка силы

Все пошло от его детского тренера Елены Генчич, которую Джокович называл своей теннисной мамой. В 2010-м Генчич рассказывала: «Новак в детстве был не очень сильным. Сейчас он эластичный и гибкий. Знаете почему? Потому что я не хотела его слишком нагружать.

Ракетка – самое тяжелое, что ему нужно поднимать. Мы работали только над ногами, скоростью, физической подготовкой занимались только на корте, а не в тренажерном зале. Мы тянулись и отрабатывали специальные движения для тенниса, чтобы он был гибким, выносливым и быстрым».

По словам Джоковича, Генчич убедила его, что гибкость обеспечит ему не только хорошее движение на корте и более эффективное восстановление после матчей, но и продлит карьеру, потому что эластичные мышцы сложнее травмировать. Поэтому он придерживался ее программы, даже когда подростком переехал тренироваться в академию в Германии.

Джокович – резиновый. Тянется с детства (потому что был слабым), спокойно садится в шпагат

«Я знал, что она говорила разумные вещи, я верил ее словам. И сейчас я прекрасно понимаю, что она имела в виду», – объяснял Новак.

Принципам Генчич, умершей в 2013-м, Джокович следует до сих пор. Например, в работе над физподготовкой очень редко использует железо, а в основном занимается с собственным весом или с резинками, увеличивающими сопротивление.

Гибкость как результат кросс-тренинга

В сверхспособностях Джоковича огромную роль сыграли горные лыжи, требующие постоянной смены направлений и хорошей работы суставов. Во-первых, его отец был профессиональным лыжником, и многие считают, что для Новака гибкость – наследственное.

Во-вторых, Новак сам катался с двух лет и продолжает до сих пор. По ходу турнира в Майами в 2019-м он рассказывал: «Лыжи повлияли на гибкость голеностопов, суставов. Я знаю, что многим игрокам запрещают кататься, но у меня в контракте такого нет. Я не подписываю контрактов, которые не позволят мне кататься на лыжах».

Джокович – резиновый. Тянется с детства (потому что был слабым), спокойно садится в шпагат

Еще серб рассказывал, что в детстве много играл в футбол и баскетбол, и это тоже помогло лучше двигаться на корте.

А уже став профессионалом, она начал активно и много заниматься йогой, которая тоже требует гибкости и помогает ее развивать. Изначально он пришел к таким тренировкам, потому что у него были проблемы с дыханием, но теперь пользуется и медитативной, духовной стороной этой практики.

Гибкость как культ

Джокович тянется постоянно. Его бывший тренер Тодд Мартин рассказывал: «Новак просыпается и, даже не выпив утренний стакан апельсинового сока, кладет ногу на плечо своего физио, и они обнимаются. Он тянет бедро первым делом – и совершенно холодным».

Курье, в качестве комментатора часто видевший Джоковича за кулисами турниров, объяснял: «Он может ждать машину, может еще чем-то заниматься, но он все время что-нибудь тянет. Или он сам тянет руки, или закидывает их за спину, и его тренер их тянет. Или они просто делают что-нибудь с шеей».

Нацеленность на растяжку видно реально везде. Вот, например, Джокович на свадьбе.

Джокович – резиновый. Тянется с детства (потому что был слабым), спокойно садится в шпагат

Или на пляже с семьей.

Джокович – резиновый. Тянется с детства (потому что был слабым), спокойно садится в шпагат

Серб объяснял: «Я знаю, что если мне нужно тратить два часа в день на растяжку, я буду их тратить, потому что так я себя лучше чувствую».

Игровые преимущества такой эластичности тоже неоспоримы. Способность принимать нестандартные положения и дотягиваться до уходящих мячей позволяет ему держать заднюю линию так плотно, что это душит соперника и заставляет идти на удары, у которых степень риска намного превышает возможную выгоду. Кроме того, Джокович как никто умеет выстрелить контратакой в ситуации, когда он практически выбит с корта.

А все потому, что, как и у любого умного теннисиста, у Джоковича тренировки заточены под то, что он делает на корте.

Надаль – самый мышцатый теннисист мира. Но он редко ходит в качалку

Величие Джоковича строится на движении. Он лучший в скольжении на харде, которое изменило теннис

Любите теннис? Подписывайтесь на наш инстаграм

Фото: imago sportfotodienst/EAST NEWS; Instagram/djokernole, jelenadjokovicndf; Gettyimages.ru/Tom Dulat

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

два + 16 =