Серьезно?

Обвинения Зверева в домашнем насилии – большая проблема для тенниса. А он ее оглушительно игнорирует

С первых обвинений Александра Зверева в домашнем насилии, предъявленных его бывшей девушкой Ольгой Шарыповой, пошла третья неделя. За это время Ольга поговорила с несколькими изданиями, описав им разные случаи физического и, как она называет, эмоционального насилия со стороны финалиста US Open. Также она предоставила фотографии, скриншоты и доступ к людям, которые были свидетелями того, что с ней, предположительно, происходило.

У Ольги нет прямых доказательств насилия, и вполне нормально сомневаться как в ее честности, так и в чистоте ее мотивов («Есть много людей, которые оказались в такой же ситуации. Я просто хочу показать им, что они могут выйти из нее благополучно»). Но на данный момент:

  • Шарыпова не дала ни одного повода себе не верить;
  • бить и унижать людей (особенно против их воли) плохо.

Обвинения Зверева в домашнем насилии – большая проблема для тенниса. А он ее оглушительно игнорирует

Зверев за эти две недели выпустил (довольно бестактное) заявление, в котором назвал первое выступление Шарыповой «попросту неправдой» (поставил Ольгу вторым пунктом после другой своей бывшей; не осудил домашнее насилие). В дальнейшем Александр от ситуации максимально дистанцировался: сам эту тему предметно больше не обсуждал, ограничившись (довольно неуместной и эгоцентричной) риторикой преодоления: «Много людей сейчас захотят стереть улыбку с моего лица, но под этой маской я широко улыбаюсь. Люди могут продолжать пытаться, но под этой маской я все еще улыбаюсь, хоть это и не увидеть», – его единственные слова, сказанные на «Мастерсе» в Париже и не отсылающие к заявлению в инстаграме.

Антикризисный менеджер Зверева – бывший пресс-секретарь канцлера Германии Бела Анда – на запрос о комментарии от журнала The Racquet ответил: «Александр <…> ответил на обвинения госпожи Шарыповой – женщины, которую он знает с детства и с которой у него были отношения, закончившиеся больше года назад. Господин Зверев сожалеет, что госпожа Шарыпова продолжает публично выдвигать обвинения, не поговорив с ним. Мы по-прежнему работаем над достижением разумной и уважительной коммуникации между обеими сторонами, о которой Александр упомянул в первом заявлении».

Официальные аккаунты мужского тенниса в соцсетях (отданные на аутсорс) в начале парижского «Мастерса» дали результат матча Зверева и утонули в негативных комментариях, так что пост удалили и дальше молчали о нем вплоть до полуфинала.

Позиции заняли даже некоторые игроки, несмотря на традиционное для теннисистов игнорирование острых тем: Дарья Гаврилова и Николь Гиббс поддержали Шарыпову, Белинда Бенчич – Зверева. Даниил Медведев, чья жена Дарья общается с Шарыповой, кажется, отписался от него в инстаграме. 

***

Из всех, кого эта ситуация касается, от ответа ушел только один участник: ATP, главный мировой промоутер мужского тенниса. Ассоциация не только никак не прокомментировала серьезные обвинения в адрес топ-игрока, но и в ответ на прямой вопрос не смогла сказать, разбирается ли с происходящим (только процитировала пункт правил о том, что «игроки обязаны воздерживаться от поведения, компрометирующего теннис, будь то криминальные действия или просто поведение, вредящее репутации спорта»).

Поведение ATP в этой ситуации самое странное (но хотя бы последовательное: про Николоза Басилашвили, полгода назад арестованного за избиение бывшей жены, она тоже ничего не сказала). Независимо от того, что на самом деле произошло между Зверевым и Шарыповой, ее обвинения слишком громкие, а его статус слишком высок, чтобы теннис встречал их таким вызывающим молчанием. В 2020 году, когда личное уже давно часть публичного, а репутация – такой же бизнес-актив, как профессиональные навыки, непонятно, почему глобальная корпорация встречает PR-кризис вокруг одного из своих хедлайнеров делая вид, что ничего не происходит.

Обвинения Зверева в домашнем насилии – большая проблема для тенниса. А он ее оглушительно игнорирует

Отсутствие в правилах ATP пункта о домашнем насилии не объясняет ее растерянность – во-первых, процитированного ими же тезиса о поведении, вредящем репутации спорта, вполне достаточно для полноценной реакции, а не заглушек пресс-службы.

Во-вторых, иногда случаются непредвиденные вещи – еще они называются жизнь, – и странно игнорировать их только потому, что нет пункта в регламенте.

В-третьих, как бы организации ни хотелось отстраниться от разговоров о домашнем насилии, ее молчание шлет еще более разрушительный сигнал: если вас обидел кто-то из наших, на справедливость или уважение можете не надеяться. Для спорта, привыкшего упиваться своим аристократизмом и высокими стандартами поведения, это возмутительно слабая позиция (учитывая особенно, что три недели назад безответственность Сэма Куэрри, поставившую под угрозу теннисный бизнес в условиях пандемии, расследовать начали сразу).

***

Наконец, даже если теннис не был готов к обвинениям в домашнем насилии, у него есть богатый опыт других видов спорта (список далеко не полный; опущены отстраненные за домашнее насилие американские футболисты и бейсболисты, которых так много, что им посвящены отдельные статьи в википедии):

  • хоккеист Вячеслав Войнов был отстранен от игр НХЛ в день ареста за избиение жены осенью-2014. Он был приговорен к тюремному сроку и вынужден разорвать 25-миллионный контракт с «Лос-Анджелесом». Его дисквалификация истекает только перед сезоном-2020/21;
  • о начале расследования в отношении хоккеиста Остина Уотсона НХЛ объявила не в день его ареста в июне-2018, но в день судебного решения месяц спустя; по завершении расследования полтора месяца спустя Уотсона дисквалифицировали на 27 игр регулярного чемпионата за «недопустимое поведение вне льда» (впоследствии дисквалификация сократилась до 18 матчей);

Обвинения Зверева в домашнем насилии – большая проблема для тенниса. А он ее оглушительно игнорирует

  • вратарь сборной США по футболу Хоуп Соло в 2014-м была арестована за избиение сводной сестры и племянника. Ее отстранили на один матч, после чего лига NWSL разрешила ей играть, не дожидаясь решения суда. Лигу за это критиковали многие, включая сенатора Блументала, написавшего гневное письмо президенту Федерации футбола США о попустительстве домашнему насилию;
  • баскетболист «Сакраменто» Дэррен Коллисон был арестован по обвинению в домашнем насилии летом-2016. В тот же день команда выпустила заявление со словами: «Мы осуждаем насилие любого рода. Сейчас мы собираем информацию о произошедшем и, как только будем знать все факты, предпримем соответствующие шаги». По завершении судебного разбирательства НБА отстранила Коллисона на 8 матчей;
  • команда НБА «Шарлотт» отстранила форварда Джеффри Тэйлора осенью-2014 на следующий день после его ареста по обвинению в домашнем насилии на время расследования. После решения суда игрока дисквалифицировали на 24 матча;

Обвинения Зверева в домашнем насилии – большая проблема для тенниса. А он ее оглушительно игнорирует

  • еще в 2001-м, когда баскетболист «Финикса» Джейсон Кидд был арестован за избиение жены, владелец команды отстранил его от ближайшего матча «ввиду сложившихся обстоятельств». В итоге Кидд, которого признали виновным, пропустил 4 матча, и считается, что этот инцидент послужил предпосылкой для его обмена в «Нетс». Несмотря на то, что НБА сформулировала специальную политику в отношении домашних абьюзеров только в 2017-м, ассоциацию до сих пор критикуют за недостаточную принципиальность по отношению к Кидду, который сейчас работает тренером.

Очевидно, что перечисленные случаи объединяют два важных фактора, которых нет в ситуации Зверева. Это, во-первых, судебное разбирательство (а Шарыпова не планирует выдвигать обвинения), а во-вторых – характер отношений спортсменов и лиг в разных видах (футболисты, баскетболисты и хоккеисты работают по найму и находятся в более зависимом положении, чем теннисисты – независимые подрядчики). Функционер НБА рассказал Джону Вертхейму из Sports Illustrated, что сейчас баскетболиста в ситуации Зверева «скорее всего, отстранили бы на время расследования с удержанием зарплаты; по крайней мере, таковы гайдлайны ассоциации».

Теннис, где ATP не лига, а сотрудничество игроков и турниров, ближе к боксу: там осужденный домашний абьюзер Флойд Мейвезер благополучно выступал без каких-либо взысканий просто потому, что, по выражению эксперта, «там нет органа, который мог бы сказать: ты больше не бьешься, потому что ты бьешь близких». Поразительно, но теннис предпочитает молчать, соглашаясь на такие аналогии, вместо того, чтобы банально выпустить заявление, осуждающее жестокость.

Обвинения Зверева в домашнем насилии – большая проблема для тенниса. А он ее оглушительно игнорирует

НБА, НФЛ и МЛБ регламентировали политику в отношении домашнего насилия, когда на это сформировался запрос в виде накопившегося массива случаев семейной жестокости (НХЛ по-прежнему рассматривает каждую ситуацию отдельно – но рассматривает). При желании, конечно, можно говорить, что уж в теннисе такого запроса нет, – а можно вспомнить Елену Докич, Мэри Пирс и других и понять, что при всей породистости теннисный мир состоит из тех же людей, что и весь остальной: талантливых, разных, совершающих ошибки.

Признать это и значит сохранить репутацию.

Зверева обвинили в домашнем насилии. Бывшая девушка рассказала, что он бил ее головой об стену и душил

Новые обвинения в адрес Зверева: якобы бил бывшую девушку по лицу и довел до попытки суицида

Подписывайтесь на самый честный инстаграм о теннисе

Фото: globallookpress.com/via www.imago-images.de/www.imago-images.de, AFP7/ZUMAPRESS.com; Gettyimages.ru/Jean Catuffe, Matthew Stockman, Streeter Lecka, Emmanuel Wong

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

18 − шесть =